Login Form

Уникальное место на карте Европы: тут во время русско-турецкой войны 1769-1774 годов на территории Молдавского княжества предприниматель Питер Николаус Гартенберг основал монетный двор.

Cаксонец, которому польский король жаловал баронский титул, чеканил тут российские монеты из трофейных турецких пушек. Так возникла Садгора.

Чеканка и обращение монет

heameredС августа 1771 года десятки телег стали ежедневно прибывать в Садогуру. Они привозили трофейные турецкие и поврежденные русские пушки, предназначенные для переплавки. В имении Гартенберга закипела работа.

Монетный двор функционировал до августа 1774 года. За это время на нем было отчеканено большое количество медных монет пара и две пары, несколько типов медалей. Наряду с выпуском монетной продукции на предприятии также изготавливались церковные колокола, легкие артиллерийские орудия для российского флота, вероятно, и всевозможные бытовые вещи.

Сегодня почти ничего не известно об оборудовании монетного двора. О нем можем составить представление лишь по описаниям тогдашних монетных дворов Европы и России. Сведения о техническом оснащении монетных дворов дают сами монеты и медали.

monetaДля переплавки пушек на металл использовались специальные плавильные печи, очевидно, подобные тем, которые изображены на пробных польских полуталерах 1771 года. Это тем более вероятно, поскольку на монетных дворах королевства, так же, как и в Садогуре у Гартенберга, работали специалисты из германских княжеств.

Об основных технологических операциях, которые применялись при изготовлении монет, узнаем из описаний работы тогдашних монетных дворов немецких княжеств.

pechРасплавленную медь (бронзу) разливали в специальные формы путем открытой выплавки и получали цан (монетный металл в виде стержня). Следующей операцией было сплющивание цанов, придания им формы пластины требуемой толщины. Сплющивание осуществлялось с помощью молота или специального плющильного стана. В процессе розковки цана, его постоянно нагревали, чтобы предотвратить рекристаллизацию металла.

1.4.4 chekanka_na_monetnom_dvoreИз полученной таким образом пластины вырубали монетные заготовки с помощью специального пробойника (вырубки). Далее эти монетные заготовки подвергали юстировке, снимая избыточный вес. Затем заготовки под будущие монеты обрабатывались на наковальнях и получали обработанные монетные пластины. Последние гуртили (покрывали специальным рисунком гурт, т.е. ребро монеты) на гуртильных станках. После этого монетная пластина попадала под монетный пресс и превращалась в полноценную монету.

Весь процесс монетной чеканки требовал соответствующего технического обеспечения. Совершенно очевидно, что Гартенберг большую часть оборудования привез с собой. Возможно, среди этого оборудования были и чеканочные машины, эвакуированые из Кракова, либо приобретены для Гроденского монетного двора.

molotovuy snaryad dlya chekankiИсследование монет и медалей показывает, что они отчеканены на винтовом прессе, так называемом балансире. Данный тип пресса, в котором верхний штемпель поднимался и опускался с помощью ходового винта, начал использоваться еще с XVII века. Только благодаря ему можно было чеканить большие серебряные монеты талерного типа, а также медные номиналы значительного диаметра и медали. Балансир приводился в движение благодаря двуплечному рычагу с грузом на конце. Вес груза, в зависимости от вида чеканной монеты, мог составлять сотни килограммов. При необходимости применения определенной формовочной силы, рычаг приводили в движение от 2 до 12 рабочих или при помощи конной тяги. Преимуществом балансира был сильный, но упругий удар штемпеля, которого вполне хватало для оттиска изображения.

gurchenie monetСложность процесса по производству медных монет требовала использования соответствующего количества рабочих рук. Из-за отсутствия конкретных материалов о деятельности Садогурского монетного двора обратимся к данным об аналогичных предприятиях. Так, в частности, на Феодосийском монетном дворе (1787-1788 гг.) в Крыму, который также чеканил медные монеты, было задействовано 140 рабочих.

Среди них упоминаются мастер монетного двора, 2 резчика штемпелей, 6 монетчиков, пробирный ученик, гармахер, мастер по розковке, 2 кузнеца, 5 кузнецов-подмастерьев, другие рабочие выполняли подсобные работы, обслуживали переплавку и чеканку монеты. Правда, современники подчеркивали низкий уровень профессиональной подготовки большинства ремесленников. За два года существования монетный двор выпустил монет всего на сумму 50350 рублей. Учитывая, что профессионализм мастеров на монетном дворе Гартенберга был достаточно высоким, и то, что монет они чеканили гораздо больше, количество рабочих на предприятии можно определить в пределах 70-100 человек.

Кто конкретно работал на монетном дворе? Ответить на этот вопрос помогают как сама продукция монетного двора, так и документальные материалы.

П. фон Винклер в своем исследовании отметил, что монетчиком в Садогуре был мастер по фамилии Штокман. Просмотр материалов, связанных с нумизматикой Польши в XVIIІ веке, подтверждает эту информацию. Оказалось, что Ян Кристиан Штокман (1746 (?) - 1811 гг.) на Варшавском монетном дворе появился именно в 1774 году, т.е. тогда, когда прекратил свою деятельность Садогурский, и сразу же был зачислен на ответственную должность пробирщика. Опыт работы он, очевидно, получил, работая на Гартенберга. Кстати, Штокман был основателем целой династии варшавских монетчиков. Его сыновья Александр, Ян, Людовик и Владислав плодотворно работали в более позднее время на Варшавском монетном дворе.

vintovoy press dlya chekankiИз других лиц, причастных к Садогурскому монетному двору, известно имя резчика штемпелей для памятных медалей Фредерика Комстадиуса. Именно он упоминается и среди главных владельцев недвижимости в имении Садогура после прихода австрийских войск. Совершенно очевидно, что Комстадиус был главным резчиком штемпелей не только медалей, но и монет. Возможно, именно он изготовил серию пробных садогурских монет 1771 году. В историографии получила распространение точка зрения, согласно которой Ф. Комстадиус - это местный украинский Константиус-Константинюк, который изготовлял штемпели для монет и сделал ошибки в надписях. Однако она не находит, пока, никаких подтверждений.

Известно также, что к предприятию Гартенберга имел отношение мастер по имени Иоганн Христиан Валентин. Он специализировался на изготовлении колоколов при монетном дворе. Его имя сохранилось на колоколах, которые ранее находились в монастырской церкви на Горече. На одном из них на латыни было написано: "Меня сделал Иоганн Христиан Валентин в Садгуре в году 1773", а дальше на церковно-славянском: "В честь святой троицы и для восхваления Девы Марии, в городе его рождения Горече, отлит этот колокол в Садагуре при Петре бароне фон Гартенберге на средства глубокоуважаемого игумена этой обители Артимона Киницкого в году 1773 ". А на втором, меньшем по размерам колоколе, была такая надпись на церковно-славянском языке: "Меня сделал мастер Иоганн Христиан Валентин в Садогуре в году 1774" и далее "В честь рождения святой Девы этот колокол отлили благодаря отцу Артимону для обители Гореча, игумена этой обители, под покровительством господина барона Гартенберга (Гартенберка) ".

К монетному двору определенное отношение имели еще два человека, которые упоминаются в документах. Это Август Якоб Дьоринг, возможно, управляющий монетного двора, и Иоганн Готфрид Лебрехт Ман. Они владели значительным недвижимым имуществом в Садогуре и упоминаются в "Памятной записке" к австрийскому генералу Сплени. Оба были, очевидно, доверенными лицами или компаньонами барона Гартенберга.

На Садогурскому монетном дворе было налажен серийный выпуск монет двух номиналов: парников (пара-3деньги) и двупарников (2пара-3копейки), хотя известно значительное количество пробных номиналов.

1.4.8 pushkiНа монетный двор постоянно прибывали транспорты с пушечным металлом. По сообщению начальника артиллерии Первой армии генерал-майора Тургенева, в течение двух лет (август 1771 г. - май 1773 г.) к Гартенбергу было доставлено 30457 пудов (498885,66 кг) меди в непригодных к использованию, разбитых, а частично, и целых орудиях.

Всего к монетному двору прибыло 370 турецких пушек, 30 мортир и 9 разбитых русских пушек. Позже было довезено еще 2 тысячи пудов (32 760 кг) металла. В целом в Садогуру доставили почти 32 500 пудов (532350 кг) меди. Из того же источника известно, что в 1771 году трофейные пушки были привезены из Хотина, в следующем 1772 году - из Хотина, Ясс, Полонного (Хмельницкая обл.), Бухареста и Фокшан, а в 1773 году - из Бендер, Хотина и Килии. По подсчетам, почти половину металла было привезено из Хотина. Именно пушки крепости в основном и "переделывались" в звонкую монету.

1.4.9При стоимости пуда меди в 21 рубль 60 копеек, этого металла должно было хватить на выпуск монет на сумму более 700 тысяч рублей.

Отчеканенную монету Гартенберг сдавал в Диваны княжеств: сначала Молдавского, а затем и Валахского. Обоим диванам было строго приказано русским командованием :"... делаемую под гербом обоих княжеств бароном Гартенбергом монету принимать по изображенной на ней цене", причислять к суммам вистерий и использовать как плату подрядчикам и " ... в народ, а взамен полученных денег, в тот час же передавать в походный комисариат из диванных сумм золотой и серебрянной монетой ". Контроль над финансовой деятельностью княжеств был положен на бригадира Мадера, который должен следить за Валахским княжеством, и генерал-майора Римского-Корсакова, который занимался Молдавским княжеством.

Первый транспорт с отчеканенной монетой прибыл в молдавский Диван в июне 1772 года. Он доставил первые 10 тысяч рублей новой монетой. Затем последовали и другие. Вскоре все имеющиеся деньги княжеств олицетворялись только в медной садогурской монете. А всю золотую и серебряную монету, полученную за различные откупы (в первую очередь за соляной - "окну"), ясский Диван сдавал в походный комиссариат (по постановлению от 4 мая 1773 г.).

На это время в казначействе Дивана насчитывалось 331458 львов и 119,5 бань, или 198875 рублей 29 копеек. Из этой суммы в походный комиссариат были переданы 3553 голландские дукаты и 1 рубль 6 копеек серебряной монетой. После этого в казначействе осталось: 1261 голландский дукат, 1286 рублей 13 копеек российской медной монетой и 125732 рубля 60 копеек садогурской монетой. Итак, основную массу денег казначейства составляли молдавско-валахские медяки. Последние все в большем количестве попадали в денежное обращение и вскоре превысили потребность княжеств в ходячей монете.

В Дунайских княжествах в ХVIII веке основу денежного обращения составляли преимущественно серебряные, реже, золотые монеты Турции и ряда европейских стран. Турецкие серебряные монеты делились на "старые львы" - турецкий Куруш, который равнялся 40 парам или 120 баням, и "новые львы" - алтмишлик (80 пар), юзлук (100 пар). В обращении были также серебряные монеты в 5 пар (бешлик), 10 пара (онлик), 15 пара (онбешлик), 20 пара (ирмилик), 30 пара (отузлук). Наряду с ними в денежном обращении функционировали монеты Австрии, Нидерландов, Рагузы (Дубровник), германских земель и России.

Садогурскую монету обменивали на золотую и серебряную. Прием же ее казначейством армии был строго воспрещен. Сам фельдмаршал Румянцев внимательно следил за этим. Он отказывал в приеме этой монеты всем без исключения, даже гжатскому купцу Михаилу Фаниву, подданному России. Т.е. садогурская монета с самого начала имела все признаки "военных денег" и предназначалась для вымывания у населения денег из драгоценных металлов и продуктов.

Российским представителям в Диванах фельдмаршал отправлял регулярные запросы относительно медленного обмена медной монеты на золотую и серебряную. В частности, известно, что Римский-Корсаков, выполняя приказы командующего, неоднократно ставил перед Великим Вистерием князем Иоанном Кантакузином вопрос о срочном обмене садогурских монет.

Между тем, монетный двор в Садогуре напряженно работал. В среднем, за месяц здесь чеканилось до 24 тысяч рублей. Иногда этот показатель превышался. Так в январе 1773 года было отчеканено монет на сумму в 50 тысяч рублей. За день на предприятии перерабатывалось на деньги до 40 пудов (655,2 кг) пушечного металла. На май 1773 года монетный двор отчеканил монет на сумму почти 407 000 рублей.

П.А. Румянцева не устраивали доходы от введенных "пушечных" денег и он стремился во что бы ни стало изменить положение, планируя расширить монетную эмиссию. Весной 1773 года был издан новый привилегий на чеканку монеты такого же типа генерал-майору Мелисимо. Последнему предоставлялось право на чеканку 1 миллиона рублей медной монеты из пушечного металла. За что тот должен заплатить 100 тысяч рублей (за привилегию) и по 6 рублей за каждый пуд металла. Однако Мелисимо вскоре уступил свою привилегию коллежскому асессору Попанелопуло, а тот перепродал ее Гартенбергу. Таким образом, в руках барона сосредоточилась вся чеканка молдавско-валахской монеты. По первой же привилегии Гартенберг обязывался отчеканить 500 тысяч рублей медной монетой.

Кроме привилегии на чеканку монеты, барон заключил с казной договор на выплавку пушек для новопостроенных шхун. Он обязывался отлить за свой счет 40 двадцатифунтових пушек и 6 двадцатичетырехфунтових единорогов. За каждый пуд металла в готовой пушке казна обязывалась платить по 12 рублей. Итак, за пушки, весом в 2171 пуд, он должен был получить 26052 рублей.

Тогда же Гартенберг взял на откуп от Попанелопуло "окну". По этому откупу на соль, барон был должен казне 23360 левов 100 бань в местной валюте, или 14002 рубля российскими деньгами. Как плату за откуп, по соглашению с фельдмаршалом, разрешалось зачислить деньги, которые Гартенбергу была должна казна за изготовление орудий. В конечном итоге барон должен был внести в вистерии 1966 рублей 50 копеек.

tirazhi monetПроследить законность проведенных расчетов должен был специально откомандированный в Садогуру меделничер Сандул Босио, финансовый инспектор Дивана княжеств.

На предприятии барона, кроме пушек и колоколов, изготовляли также различные бытовые вещи: котлы, ступы, посуду и т.д. Возможно, что именно один из изготовленных там предметов, большую бронзовую ступку весом 10 кг, нашли при рытье котлована под универмаг в центре современной Садгоры.

Работа на монетном дворе быстро продвигалась и все новые и новые партии медной монеты поступали в денежное обращение княжеств. В мае 1774 года фельдмаршал П.А. Румянцев, который уже предвидел скорое окончание войны, прислал Гартенбергу требование предоставить отчет об отчеканенной монете. В ответе барона указывалась сумма денег, отчеканенных монетным двором за период с ноября 1771 г. по май 1774 г. Ниже приведены сравнительные данные. Первая строка содержит цифры, представленные в отчете барона Гартенберга, далее идут суммы денег, которые подают другие источники:
 1771 --- 3224 рублей --- 3224рубля 37 копеек
 1772 --- 265735 рублей --- 266755 рублей 43 копейки
 1773 --- 331636 рублей --- 331631рубль 13 копеек
 1774 --- 80018 рублей --- 70018 рублей
Всего --- 618629 рублей ---- 671638 рублей 93 копейки.

Из приведенных данных, которые не намного отличаются, хорошо видно, что Гартенберг полностью выполнил эмиссию монет по первой привилегии и начал чеканку по второй.

21 июля 1774 года был заключен с Османской Портой Куйчук-Кайнарджийский мир, по которому княжествам предоставлялась автономия под главенством Турции. Российские войска должны были покинуть земли обоих княжеств.

1.4.11 KyuchukKaynardzhiyskiy_mirnuyy_dogovor_jpgНакануне вывода армии фельдмаршал Румянцев принял все меры по скорейшему обмену Диванами медной монеты на золотую и серебряную. Римский-Корсаков и Мадер получили строгие инструкции ускорить обмен и заставить арендаторов платить в вистерии только монетой из благородных металлов.

Сразу же было запрещено, под угрозой строгого наказания, ввоз медных монет в княжества. За этим должны наблюдать коменданты крепостей на Днестре, местное начальство и полицейские чины (ватафи и падикаши). Последним угрожало "тягчайшее наказание, если кто провезет медную монету, а они НЕ поймают".

Однако Румянцев позволил Дивану принять еще одну партию монет от Гартенберга и строго приказал "стараться, чтобы все местные расходы были покрыты ею, выменивая ее ... на золото и серебро".

Между тем, в княжествах стали проявляться признаки финансового кризиса. Вистерии и армейские подразделения рассчитывались с населением лишь медной монетой, а от него требовали деньги из благородных металлов. Поэтому, медные "парники" и "двупарники" начали обесцениваться, а постоянное увеличение их количества в обороте порождало рост инфляционных процессов.

Откупщики княжеств пытались стабилизировать ситуацию и улучшить свое положение. С этой целью они обратились 25 июня к фельдмаршалу с петицией, в которой просили разрешить вносить часть денег в вистерии медной монетой или хотя бы не обменивать уже внесеные медные деньги на полноценные монеты, поскольку "они получали от плательщиков медью. А заключая с казной контракты, разумели платежи всякой монетой, в том числе и медной ". На что Румянцев ответил чисто по-военному, приказав начальнику военных команд полковнику Тутолмину :"... что касается недоимок - взыскивать немедленно, не принимая пустых оговорок " и позволил экзекуции.

Но выполнить приказ Румянцева было не так-то легко. Постоянные требования сдавать платежи золотой и серебряной монетой, тогда как Диван и казна платили только медными деньгами, привели к полному исчезновению в обращении монет из драгоценных металлов и вовсе обесценили садогурскую монету. Кроме того, номинальная стоимость садогурской монеты в 21 рубль 60 копеек с пуда меди была значительно завышенной. На территории Российской империи монета чеканилась по 16 рублей с пуда, что больше соответствовало рыночной цене на медь.

Обесценивание "парников" и "двупарников" привело к удорожанию предметов первой необходимости, упадку торговли, распространению недовольствия среди местных жителей и торговцев. Назревал настоящий финансовый кризис. В этих обстоятельствах Диван издал распоряжение, чтобы сбор налогов, плата за откупы могли вноситься на одну треть медными монетами. Но и эта мера оказалась несколько запоздалой. Летом 1774 года в населенных пунктах Молдавского княжества, а особенно в Яссах, начала остро ощущаться нехватка продуктов питания, через уменьшение или вообще прекращение их подвоза на рынки сельскими жителями.

Rimskiy-KorsakovВ начале августа в Яссах вспыхнул настоящий "медный бунт" (так называлось восстание в Москве в 1662 году, вызванное крахом денежной реформы царя Алексея Михайловича Романова, по которой выпущеные в 1655-1662 гг. медные копейки повсеместно вводились в обращение и должны были заменить серебряные, которые оседали в государственной казне). Толчком к социальному взрыву стал отказ торговцев и предпринимателей принимать медную монету в любых платежах. Это и послужило причиной выступления ясский горожан. В городе вспыхнуло социальное недовольствие. Все началось с того, что толпы горожан собрались перед зданием, где квартировался генерал-майор Римский-Корсаков, с требованием запретить употребление медной монеты или же принимать ее наравне с серебряной и золотой во всех платежах вистериям и армейской казне. Римский-Корсаков пытался успокоить горожан, однако, не имея полномочий от фельдмаршала, не мог обещать ничего конкретного. Единственное, что ему удалось, это заверить присутствующих, что их требования обязательно будут рассмотрены на утреннем заседании Дивана на следующий день, в присутствии Великого Логофета. И хотя из толпы слышались угрозы относительно русской военной администрации, столкновение удалось предотвратить. Успокоеные обещаниями генерала горожане разошлись по домам. На заседании Дивана бояре постановили, чтобы при всех платежах треть вносить медью, а остальные - золотом и серебром. Это постановление объявили на городской площади, однако, как и ожидалось, она не успокоила горожан. Тогда, чтобы навести порядок, бросили войска и выступление было подавлено.

RumyancevС тех пор медная монета перестала быть платежным средством, поскольку население отказывалось продавать за нее любые товары. Генерал Римский-Корсаков докладывал фельдмаршалу П.А. Румянцеву из Ясс: "... медная монета никакого обращения в городе не имеет и продажи сьестных припасов на нее нет. Между тем не только обыватели, но и служащие в диванах, чины Ясского и Хотинский батальйонов и турецкие пленные получают этой монетой кормовые деньги, а купить ничего не могут ".

Фельдмаршал ответил на послание весьма красноречиво и однозначно: "Что же понудило вас ... связываться с народом, в настоящем особливо деле положений, понуждая его к приему монеты, на которой ни гербу, ни имени государству не изображено ..." То есть, он фактически приказал отказаться от этой монеты, свалив всю вину за финансовый кризис на тех "... коим правление дел, хранение порядка и сбережения казны вверено". И, наконец, фельдмаршал приказал сообщить народу про "... свободную покупку и продажу всякой монетой, тем более, что здесь, кроме одних калачей, все сьестное подвозится из Польши или русскими маркитантами".

П.А. Румянцев, делая подобные заявления, не был искренним. Он все же надеялся получить еще какое-то количество денег полноценной валютой. Когда же выяснилось, что из этого ничего не выйдет, он в провале своей финансовой деятельности, кроме чиновников Дивана, обвинил еще и генерала Римского-Корсакова, которому в одном из документов адресовал слова: "... то и ответчиком являетесь за все вы ".

В августе 1774 года войска, которые еще оставались в княжествах, были выделены в особый отряд под командованием генерал-фельдмаршала И. П. Салтыкова. Ему было строго приказано медную монету ни от кого (в том числе и от Гартенберга) не принимать. Командующий распорядился в своей реляции Римскому-Корсакову "примерно выполнить сбор золота и серебра с откупщиков, иначе самим придется платить". Недоимки разрешалось собирать любым путем.

1.4.14 SaltukovСогласно полученным инструкциям, Римский-Корсаков ускорял, насколько это было возможным, сбор недоимок со сборщиков налогов и откупщиков, не останавливаясь даже перед экзекуциями. Упорство генерала несколько охладил Румянцев, который уточнил, что недоплату собирать не с населения, а с откупщиков.

28 сентября 1774 года в княжества прибыли ново назначенные хозяева. В Молдавию - Григорий Гика, а в Валахию - Александр Ипсиланти. При этом, последние расчеты между Дунайскими княжествам и российскими войсками велись очень ускоренно. Откупщиков заставляли торопиться с выплатой и обменом меди на золото и серебро. Подавляющее большинство из них не могли этого сделать. Лишь один откупщик - Гатмен - внес вместо медной монеты 2564 льва 99 банов серебром и золотом. По приказу Римского-Корсакова с откупщиков взимали недоимки силой, применяя даже конфискации имений должников.

В конце ноября Римский-Корсаков, согласно приказу фельдмаршала, обратился к барону Гартенбергу-Садогурскому с требованием предоставить полную информацию о количестве полученного металла, отчеканенной монете и расчеты с казной за предоставленную привилегию.

Уже 1 декабря генерал получил расчет Гартенберга. При сравнении счетов казны и барона оказалась определенная разница в количестве доставленного в Садогуру пушечного металла, которая достигала около 20 тысяч пудов (327600кг). Не совпадали сведения, представленные начальником артиллерии Тургеневим, который настаивал, что к Гартенбергу было привезено 34241 пуд 3 фунта меди, а владелец монетного двора убеждал, что получил лишь 32487 пудов 27 фунтов, причем 1515 из них - разнообразные железные части. Итак, чистого металла к нему поступило лишь 31 тысяча пудов.

Несоответствие данных тормозило окончательный расчет, который был проведен лишь в 1775 году. Гартенберг оставался должным казне 42508 рублей 35,5 копейки, а по расчетам самого барона - лишь 13829 рублей 30 копеек.

Но вскоре русские войска были выведены с территории Молдовы и Валахии, а хозяевам предоставлялось право самим рассчитываться с бароном. Ввоз садогурской монеты на территорию Русского государства было строго запрещено. Поэтому, когда в Киеве у крестьянина экономического ведомства Спиридона Дучина было найдено молдово-валахской монеты на сумму 787 рублей 57,5 копеек, то его подвергли наказанию плетками, а монеты конфисковали и отправили в Москву. Туда же были отправлены обнаруженные в Киевской губернии в 1779 и 1780 годах монеты общим весом в 83 пуда и 38 футов.

perechekankaВсего же в Главном Департаменте Москвы собралось молдово-валахских монет на сумму в 2501 рублей 73 копейки. Всю эту монету в 1788 году (по другим данным в 1795 году) было перечеканено в государственную российскую монету. Однопарники перечеканивались в 1 копейку, а двупарники - в 2 копейки. Переработка монет осуществлялась на московском монетном дворе, который назывался "Красным" и располагался вблизи Китайгородской стены. Перечеканка велась без потерь для казны, так как садогурские монеты весили значительно меньше теоретического веса и подходили под весовые стандарты общероссийских монет. Перечеканенные монеты достаточно легко отличаются от других по остаткам "родного" штемпеля (контуры квадрата), а также, по узорчатому гурту, потому что в Москве они не перегурчивались.

1.4.16 2copeici1795_peste_2parele3copeici_gorny_mosch_a1.4.17 2copeici1795_peste_2parele3copeici_gorny_mosch_r

На территории княжеств молдово-валахская монета еще некоторое время находилась в обращении и даже попадала в клады. Так, в известную находку довольно большого клада, обнаруженного в Спиноаса-Ербичень-Яссах в 1924году, входила 251 садогурска монета.

1.4.18 salbaКлады меньших размеров с этими монетами найдены на землях современной Молдовы: в Джюрджюлештах - 14 монет и Кишиневе - 5 монет. Еще один клад найден в с.Нерушай, Татарбурнарского района Одесской области, в котором среди турецких серебряных монет (онлики, курушы, алтмишлики) и монет Рагузы (Дубровник) находился медный однопарник. Значительное количество садогурских монет найдено на территории Мунтении, где они обнаружены как в составе кладов, так и в поодиночных находках. В частности, они были обнаружены в Сурдулештах, Парето, Балтацах, Текуче, Балаце и других пунктах.

Как свидетельствует материал по находкам кладов, молдово-валахская монета была в обращении где-то до начала 80-х годов XVIII века, то есть еще 6-10 лет. Это подтверждает кишиневский клад, в котором вместе с садогурской монетой были русские императорские медяки 1776-1779 годов.

В более позднее время про оборот садогурских монет нет никаких данных. Поэтому, дальнейшая их судьба как денежных единиц,- неизвестна. Лишь отдельные их находки с пробитыми отверстиями свидетельствуют об использовании этих денег местным населением в качестве монетных украшений.

Популярные статьи

Прекращение чеканки

Прекращение чеканки


Окончание войны, вывод российских армейских подразделений за пределы княжеств, отсутствие потребности в молдово-валахской монете привели к прекращению деятельности монетного двора....

Памятные садогурские медали


Кроме монет, на Садогурском монетном дворе производились еще и церковные колокола, а также – медали. Именно они позволяют, в определенной...